В начале будующего. Загад. Часть 8

Или вот еще подходящий пример… Весной восемнадцатого года, когда гражданская война уже началась, от голода в наших городах, особенно в Москве и Петрограде, люди сходили с ума, стрелялись, вешались. Волна голодных бунтов прокатилась но фабрикам и железным дорогам. Как тяжко жилось тогда Ильичу! И все же именно тогда он дает Академии Российской набросок плана научно-технических работ. Правда, старой — замкнутой и оторванной от жизни — Академии не по силам тот план, но там есть слова, которые еще будут услышаны: «Экономический подъем России…»

Ведь не случайно уже в декабре семнадцатого года Ленин поручил Александру Васильевичу Винтеру начать подготовку к строительству Шатурской электростанции. В январе восемнадцатого — заинтересовался дерзким проектом инженера Графтио, и не просто заинтересовался — просил дать все материалы о строительстве Волховской гидростанции…
А сами вы, почтеннейший Глеб Максимилианович, куда ездили минувшим летом по поручению Ильича? Чем занимались при самом деятельном участии восьми краснозвездных ангелов-хранителей в лаптях? Не волжскую ли воду вы собирались направить по новому руслу? Не речку ли Усу обратить вспять к гигантской электрической станции? Не Самарскую ли луку обследовали, изучали на предмет реализации гидроэнергетического проекта, который восемь лет назад показался кощунственным архиерею Симеону, но был одобрен крупнейшими умами Европы?..
— Ну, что же? Поднимем бокалы? Содвинем их разом?
— Господи! Как летит время! Подумать только, уже тысяча девятьсот двадцатый год!..
— С новым годом, Глебася!
— Пусть будет не похож на уходящий…
— Уж только бы война кончилась!
— Только бы мир!
— Мир…— Сидя на вертящемся шведском кресле, словно нарочно придуманном для такого непоседливого хозяина, Глеб Максимилианович быстро овладел общим вниманием. Он шутил, придумывал для себя и других забавные прозвища, рассказывал, точно сам видел, что сейчас там—«под нами», в Калифорнии, на пляже Пальм-Бич, идет серьезнейший конкурс: определяют самую красивую спину Америки. По условиям конкурса, спина не должна быть ни слишком длинной, ни слишком короткой. У каждой конкурентки она тщательно обмеривается…
Привстав, он тут же изобразил престарелого франта, измеряющего дамскую спину и приходящего в умиление. Затем испустил вопль, характерный для распорядителя на балу: «И-и-и!..» — сделал резкий переход к новой картине: — Первый приз — десять тысяч долларов — вручается победительнице.
Когда смех несколько утих, Василий Васильевич Старков долил в рюмки.
— Что ты делаешь, Базиль? — как бы испугалась Зинаида Павловна, разрумянившаяся, возбужденная праздником.— Пожалуйста, не спаивай Глеба. Не видишь, они так уже..;
— Зиночка! — развел руками Глеб Максимилианович, старательно показывая, что очень боится жены, но тут же взбодрился, расхрабрился: — Разве этим меня проймешь? — Снова разошелся: — Я ведрами оперировал! Да, да. Бывало, начнешь прикидывать, куда опоры ставить, — всюду земля мирская. Собираешь сход: «Ну как, мужики?» — «А так, что по ведру казенной за столб…» Сколько этих ведер выставлено на семидесяти верстах!

Добавить комментарий