Интендант революции Часть 5

Через некоторое время станция осталась далеко позади, а Цюрупа все смотрел и смотрел в ту сторону.

— Простынешь, — тронул его за плечо один из соседей по нарам и, навалившись, задвинул дверь.
Александр Дмитриевич беспомощно оглянулся, поставил на печурку пустой медный чайник, начищенный Машей в дорогу, и тяжело опустился на койку.
А если б его Маша вот так. как эта женщина?.. За полторы тысячи верст — одна, чтобы накормить детей… Нет, не имел он права оставлять ее там, на станции!
Что теперь чувствует тот милиционер-бородач? Он ведь был по-своему нрав, этот ревнитель законности и порядка: ему приказали — он действует. Разве он один виноват в смерти женщины? Всюду анархия, хаос! Как ему самому во всем этом разобраться?..
Цюрупе вспомнилась давняя голодовка в шацкой тюрьме: навязчивые, неотступные мысли о еде, галлюцинации, сны. С какой жадностью видел он тогда перед собой все тот же кусок житного хлеба, который мать отдала когда-то хромому нищему! Потом пришло изнеможение: не было сил натянуть брюки, обуться, поднять руки. Потом пена на губах товарища по камере, санитары со смирительной рубашкой…
Его товарищи и с ними вместе он, Цюрупа, тогда выдержали, добились своего, но чувство голода запомнилось на всю жизнь, и с тех пор не было для него большего страха, чем страх, что снова придет это чувство. Он боялся голода всегда.
И теперь, став продовольственным работником, он с каждым днем все больше и больше убеждался, что боязнь эта не напрасна. Прав поэт, тысячу раз прав: «В мире есть царь…» Нашествия варваров, наводнения, землетрясения — ничто по сравнению с ним, с голодом…
Александр Дмитриевич невольно подумал о тех, кто сейчас, в первый месяц революции, должны ломать голову над тем, как прокормить огромную, истерзанную войной, замерзающую страну. Если бы ему предложили стать на их место пли идти в отряд смертников, он, наверное, бы выбрал отряд.

И надо же было так случиться, чтобы спустя неделю после этого в кабинете Председателя Совета Народных Комиссаров произошел разговор, круто изменивший судьбу Александра Дмитриевича.
 

Добавить комментарий