Интендант революции. Часть 145

— Да ведь как вам сказать…
— Прямо и честно.
— Прямо и честно?.. Пока у нас другого выхода нет, Владимир Ильич.
— Вы считаете? Нет другого выхода? — Ленин прищурился, как бы взвешивая его слова и еще раз проверяя свои собственные, отошел на полшага, вновь
придвинулся.— А по-моему, есть. По-моему, пора, немедленно надо, необходимо заменить продразверстку продналогом.
— Владимир Ильич! Повремените. Дайте годик осмотреться, набрать силу.
— А крестьянство будет ждать этот ваш \»годик\»? — Ленин сделал особое ударение па слове \»крестьянство\» и отчужденно посмотрел на Цюрупу.— Будет терпеть?
— Пока шла война, терпело.
— \»Пока шла война\»! Нот в этом вся суть! — Ленин нетерпеливо поморщился.— Красная Армия — это на девяносто процентов крестьянство! Им понимаете? Вы учитываете?..
— Боитесь?
— Боюсь?.. Если хотите, боюсь, просто, без вся кой рисовки признался Ленин.— И вам советую. Та политика, которую мы проводили, была неизбежной, вынужденной, единственно возможной и разумной в тех условиях. Сейчас это — уже не политика, а затянувшаяся ошибка. Чем скорее мы это поймем, тем лучше…
— Но, Владимир Ильич… начал Цюрупа.
— Спать, спать! — неожиданно оборвал разговор Ленин.— А то мы с вами сейчас переругаемся и испортим впечатление от Баха. Он улыбнулся мягко, примирительно, как бы желая сгладить, возникшую между ними напряженность.— Это тема серьезная, быть может, самая серьезная из всех, какие были у нас до сих пор. Не время и не место сейчас.,. Доспорим на Политбюро. Спокойной ночи.
Оставшись один, Александр Дмитриевич попробовал прилечь, но не спалось. Он поднялся, закурил, заходил по комнате. \»что-то тяжко, тревожно…\» По стучал в спальню жены:
— Маша, ты не спишь?
— Нет, не сплю. Ты чего?
— Да так. Спи, спи.
Завтра опять работа. Работы — непочатый край. Надвигается Десятый съезд партии, новая экономическая политика, споры, столкновения, борьба… А тем временем стопятидесятимиллионной стране надо есть, есть, есть…
\»Эх, хорошо, что вспомнил! Завтра с утра обязательно созвониться с Ярославлем! Нет, сам поеду! Зима на носу, а у них миллионы пудов картофеля в поле…\» И неожиданно предложил:
— Пойдем, Маша, побродим перед сном.
Не удивляясь, не протестуя, она быстро оделась, собралась. Она всегда так, Маша, без лишних расспросов, знает, что напрасно он ее не потревожит: раз просит, значит, надо. Кажется, за всю их совместную жизнь они ни разу не поссорились по-настоящему. Те, кто плохо их знают, но верят, те, кто хорошо,— удивляются и завидуют им…

Продолжение следует. Читать дальше.

Добавить комментарий